Пётр Пимашков: «Повышение налогов — вредительство»

Пётр Иванович Пимашков частый гость в редакции “Городских новостей”. Мы встречаемся по итогам года, по итогам политических сезонов в Госдуме. В очередном откровенном разговоре с депутатом Петром Пимашковым были затронуты многие вопросы, которые интересуют наших читателей.

— Пётр Иванович, в этом году предстоят новые выборы в Государственную думу, а в нашем крае — ещё и в Законодательное собрание. Планируете ли Вы снова баллотироваться в депутаты, чтобы продолжать отстаивать интересы красноярцев на федеральном уровне?

— Предстоящие выборы в Государственную думу будут проходить по-новому. Я говорю сейчас не только о возвращении к смешанной системе выборов, когда наряду с партийными списками избиратели голосуют за депутата от конкретного округа. Речь также идёт о предварительном голосовании, решение о котором принято на съезде “Единой России”. Чтобы стать кандидатом от партии, каждому претенденту нужно будет участвовать в дебатах, пройти партийное голосование и набрать наибольший рейтинг. Я определился, что буду заявляться на праймериз, потому что у меня есть силы, знания и желание отстаивать интересы красноярцев. Уверен, партийное голосование будет честным, без кулуарных договорённостей.

— Сейчас уже очевидно, что проблемы в экономике приняли затяжной характер. Нужны радикальные меры, чтобы изменить ситуацию. На Ваш взгляд, что нужно делать?

— Ситуация действительно сложная. На это влияют нефтяные цены, санкции, которые сильно ударили по всем направлениям экономики. Соперник в лице Америки у нас серьёзный. И, конечно, ему не нравилось, когда Россия начала активно развиваться, возвращать свою мощь. Ведь никто не вводил санкции, когда в 1993 году расстреливали Верховный Совет, никто на Западе не говорил, что это недопустимо — штурмом брать парламент.

Приняли налоги — не меняйте их хотя бы лет пятьдесят, тогда бизнес будет уверен в будущем, начнёт рассчитывать на перспективу.

Первое, что нужно сделать в нынешней экономической ситуации, это принять на федеральном уровне понятный, согласованный, выполнимый антикризисный план. И то же самое сделать на уровне региона, на уровне каждого муниципалитета. К сожалению, сегодня у нас таких документов нет. Они не отработаны, не обсуждены. На мой взгляд, экономический блок правительства здесь запаздывает.

В своё время — в середине девяностых годов — я доказывал, что роль государства в переломные моменты должна возрастать. На меня, конечно, смотрели косо, но пускать всё на самотёк, в надежде, что рынок всё сам отрегулирует, это безответственность. Должны быть чёткие и понятные правила.

Надо повышать и качество администрирования. В критические моменты особенно важно, чтобы на всех уровнях система работала эффективно. Чтобы местные и региональные власти действовали синхронно, на решение одной задачи.

Нужно посмотреть и резервы. А их много. Например, введение прогрессивного подоходного налога. Это даёт сразу дополнительный триллион доходов в бюджет. Надо избавляться и от серых зарплат. Это тоже резерв социальных гарантий, пенсионного обеспечения, оплаты больничных листов самих работающих граждан. Но для этого надо создавать гарантиии работодателям, не повышать на них налоговую нагрузку, а, наоборот, снижать; не менять ежемесячно правила игры. Тогда и предприниматели не будут уходить в тень, и зарплаты будут белыми.

Имеешь дом на Каймановых островах — не работай в структурах государственной власти.

И обязательно нужно посмотреть направления развития — сельское хозяйство, машиностроение, металлургию. Об этом на недавнем съезде партии говорил Дмитрий Анатольевич Медведев. Без определения стратегии, без следования ей мы не получим результата, которого ждут все, в том числе и жители нашего края.

— Пётр Иванович, депутатов, министров, губернаторов, мэров часто упрекают в том, что у них есть дома за границей, что дети учатся в Лондоне. То есть в том, что своё будущее они не связывают с нашей страной…

— Мы приняли решение, что депутаты, министры, губернаторы и мэры не имеют права участвовать в финансовых организациях, иметь счета в зарубежных банках. Но, к сожалению, тогда не удалось решить вопрос о собственности. Мощное лобби провалило это решение. Я считаю, что мы должны вернуться к рассмотрению этого вопроса, особенно в условиях нынешней международной обстановки. Имеешь дом на Каймановых островах — не работай в структурах государственной власти. Цинично выглядит, когда люди высокого положения призывают к импортозамещению, к затягиванию поясов, а сами ездят на субботу-воскресенье отдыхать на свою виллу на Лазурном берегу Франции. Никогда не удастся убедить людей в том, что министр, депутат, губернатор, мэр, имеющий виллы за границей, дети и внуки которого учатся там, искренне будет радеть за интересы России.

Управленческая элита, безусловно, должна быть национально ориентирована. Недопустимо министрам и депутатам, губернаторам и мэрам вкладывать деньги в зарубежную недвижимость. Пусть тогда уходят из госструктур, занимаются бизнесом.

— Какие из принятых в последнее время законов Вы назвали бы знаковыми?

— Я соавтор 25 законов, но, конечно, как депутаты, мы рассматриваем все поступающие в Думу законы, отклоняем их или принимаем. Кстати, каждый четвёртый законопроект — а это более тысячи законодательных инициатив различных субъектов, имеющих право вносить их в Думу, — мы отклонили.

Люди не понимают, почему им передали в собственность дома без ремонта, а теперь требуют с них деньги на ремонт, который проведут ещё неизвестно когда.

Много дискуссий и разночтений вызвали изменения в закон № 131-ФЗ. Хочу ещё раз пояснить свою позицию: я всегда говорил, что нужно оставить людям возможность на уровне городов выбирать главу города.

И нам удалось добиться изменения формулировок по сравнению с теми, что предлагало правительство. Первый вариант, зафиксированный в законе: глава избирается на муниципальных выборах, а уже дальше идут другие варианты.

Ещё одна важная тема — госзакупки. В 2013 году мы приняли новый закон № 44-ФЗ “О контрактной системе”. Но совершенствуются законы — совершенствуются и те, кто их не хочет соблюдать. Поэтому надо продолжать работать, чтобы законом оградить участников муниципальных и государственных закупок от всяких договорных конкурсов и шантажей.

Почти два года мы работали над законом “О промышленной политике”. Обсуждали, вносили много поправок. Но сейчас он вступил в действие и позволит осваивать новые технологии, приобретать новую технику с помощью государства.

Наконец-то появился закон об организации общественного транспорта. Он дал городам возможность проводить конкурсные отборы на маршруты. Мы пытались делать их ещё лет 10—15 назад. Но УФАС выносило предписания: вы не имеете права, нетфедерального закона. Сейчас он есть, и конкурс стал обязательным, что должно повысить безопасность на дорогах.

Внесены изменения в Кодекс об административных правонарушениях, которые позволяют в течение первых 20 дней платить только половину штрафа за нарушение ПДД. Считаю, что это правильный шаг, который только повысит собираемость. А вот увеличение каких-либо штрафов в сегодняшней ситуации уже не приведёт к положительным результатам. У нас на заседании Комитета по конституционному законодательству и государственному устройству, где я сейчас работаю, руководитель службы судебных приставов предложил увеличить штрафы в два раза по нескольким направлениям. Я у него тут же спросил: “А Вы ситуацию в стране сегодня понимаете?”. Уровень жизни населения снижается, и люди могут просто перестать платить эти высокие штрафы.

— Последнее время всё чаще звучат предложения и про повышение налогов. Как Вы к этому относитесь?

— Категорически отрицательно. Всегда считал изменение системы налогов, а уж тем более их повышение вредительством. Приняли налоги — не меняйте их хотя бы лет пятьдесят, тогда бизнес будет уверен в будущем, начнёт рассчитывать на перспективу.

Ещё одна проблема, которая не даёт бизнесу развиваться, — армия проверяющих. Президент Владимир Путин года два назад в Послании Федеральному собранию говорил: у нас миллион человек заняты в этих контролирующих структурах, давайте посмотрим, чем они там на самом деле занимаются. Но ведь саботируют. Недавно разговаривал с руководителем одного предприятия — у него за полтора года было больше 20 проверок. Хотя по закону должны были проверять раз в три года. В июле мы приняли новый закон — освободить малый бизнес от проверок на три года. Теперь нужно следить за его неукоснительным соблюдением. Иначе бизнесу не выжить.

Самые наглядные цифры, как кошмарят бизнес, привёл Владимир Владимирович Путин недавно в Послании Федеральному собранию. За год было возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч, а приговорами закончились 15 процентов дел. При этом 80 процентов предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес. Как сказал президент, “попрессовали, обобрали и отпустили”.

Надо ослаблять давление на бизнес. Есть инициатива дать возможность большему числу предпринимателей работать на упрощёнке — когда отчётности меньше, налогов тоже меньше. Я её обязательно буду поддерживать. Так же как предложение наконец-то прийти к уведомительной системе для самозанятых людей — репетиторов, сиделок, нянь, мастеров бытовых услуг. И этот список можно увеличить. Без всякой уплаты каких-либо налогов в первые два-три года. Это и для людей уверенность, что их не привлекут за неуплату налогов, за незаконную предпринимательскую деятельность, возможность оградить этих людей от шантажа контролёров.

Если мы не выстроим здесь систему лояльности и доверия честному бизнесу, то отобьём у людей желание быть предпринимателями, проявлять инициативу.

— У нас часто говорят: что поделать, такой закон. Но ведь закон принимали люди, значит, люди могут его изменить. Например, возьмём проблему взрывов газа в домах. Оборудование в квартире — проблема только жителя. И нет обязанности заключать договор на его обслуживание. Но это же вопрос безопасности, и нужно, чтобы газовики ходили обязательно проверять оборудование в квартирах, без всяких договоров. Иначе страдают те, кто соблюдает закон, взрыв-то разрушает не одну квартиру.

— С одной стороны, мы правильно говорим, что, прежде чем принять закон, надо десятки раз подумать, всё выверить. Но есть вопросы, которые необходимо решать срочно. И вопрос по газу относится именно к таким, потому что касается безопасности. Готов взять его как наказ и заняться этой поправкой.

— Можно ли принять какой-то закон по качеству продуктов, потому что в магазин ходить страшно: непонятно, что там купишь…

— У нас в стране и в крае есть всё, чтобы производить качественные товары. В своё время в крае получали всего 14—15 центнеров зерна с гектара, и это считалось очень хорошим результатом. Сейчас урожайность в среднем по краю составляет 22—24 центнера, а в некоторых хозяйствах, например в Ужурском районе, и до 60 центнеров — больше, чем на Кубани. Мы стали экспортёрами зерна. Но в магазинах другой товар. И здесь нужно принимать законы, которые ограждали бы нашего товаропроизводителя от внешнего воздействия. Например, от низкокачественных и вредных компонентов, которые поставляются из-за рубежа и используются для удешевления продукции, таких, как пальмовое масло. Производитель удешевил продукт за счёт низкого качества, покупатель сориентировался на цену и взял что дешевле. А в результате мы губим и собственных производителей качественной продукции, и здоровье граждан.

— От каждого депутата жители региона ждут, что будут решаться вопросы именно для них. Такое лоббирование возможно?

— Мы, депутаты от Красноярского края, постоянно этим занимаемся и всегда объединяемся, если требуется какое-то решение в интересах региона.

Хотя бывают действенные и полезные объединения и по другому принципу. Например, из бывших мэров крупных городов, которых сразу несколько в этом составе Думы. Первый закон, который мы инициировали, — о выделении средств на строительство детских садов. Сначала это было 50 миллиардов, потом ещё 20, дополнительно ещё 10 миллиардов. А потом с депутатами от края мы отрабатывали с Минфином, чтобы и максимум средств был направленименно в наш регион.

Четвёртый мост — это тоже федеральный проект, с государственным финансированием. И он не завершён — нужно строить подходы и на правом, и на левом берегах, доводить до ума. И часть средств включены в расходы федерального бюджета на 2016 год.

Занимаемся законом по кадастровой стоимости земли, что важно для наполнения местного бюджета, по выстраиванию нормативов застройки территорий, чтобы не было скученности строений. Это всё предложения от Красноярска.

— Пётр Иванович, кстати, про четвёртый мост. Сейчас ищут ему название. А Вы бы как назвали новый мост?

— Я читал в вашей газете, что предлагали читатели. Знаю, что больше всего жителей поддерживают вариант “Николаевский”. Я готов к ним присоединиться. И потому, что это сохранит навсегда память о Николаевке, которая неизбежно превратится из патриархальной одноэтажной в микрорайон высоток. И потому, что это определённый отсыл к старому железнодорожному мосту, построенному при Николае II.

— Ещё один местный вопрос — про экологию. Что держит смог над городом? Погода? Или есть какие-то другие причины?

— Меня, как и всех жителей города, этот вопрос очень беспокоит. Я начал предметно и глубоко разбираться в сложившейся в январе ситуации. И уже из трёх источников услышал версию, что одна из главных причин смога — рост объёмов производства на ТЭЦ, которые начали вырабатывать не только тепло для снабжения города, но и электроэнергию для продажи на свободном рынке. Буду проверять эту информацию.

Второй очевидный источник — это транспорт. У нас продолжают выходить на дороги автомобили и автобусы на дизельном топливе, а это очень серьёзные выбросы, которые нужно жёстче ограничивать.

Третий источник, конечно, промышленные предприятия. Здесь нужен жёсткий контроль и высокие требования по обновлению оборудования. Одному крупному заводу у нас разрешают превышать ПДК. Но ведь это же “предельные” нормы, как их можно превышать? И, безусловно, не должно быть таких ситуаций, как сейчас на ЦБК с горящими опилками. Взяли так называемые “эффективные менеджеры” предприятие за бесценок и вот до чего довели. За этим нужно следить, за это надо наказывать.

Необходимо искать принципиально новые решения по снижению выбросов. Например, на ЗАО “Компомаш-тэк” во главе с Валерием Андреевичем Моисеевым работают над новой технологией, чтобы из угля делать жидкое топливо, а уже это жидкое топливо сжигать в котельных. Это в десятки раз сокращает выбросы. Вопросами поиска экологичных технологий занимается и Федеральное агентство научных организаций. Буквально месяц назад мы с руководителем ФАНО нашим земляком Михаилом Михайловичем Котюковым организовывали совещание на эту тему.

И уже сформированы мероприятия за подписью зампредседателя правительства Дмитрия Олеговича Рогозина. В Красноярске над этой темой работает коллектив в составе научного центра СО РАН, возглавляемый академиком Шабановым Василием Филипповичем. Они занимаются получением из угля сорбента и сорбированного газа, что позволит снизить вредные выбросы в десятки, сотни раз.

— Пётр Иванович, изменились ли за последний год темы личных обращений к депутату?

— Есть, конечно, постоянная тема: ЖКХ. Хотя и в ней происходят ответвления. Сейчас это всё, что касается капитального ремонта. Люди не понимают, почему им передали в собственность дома без ремонта, а теперь требуют с них деньги на ремонт, который проведут ещё неизвестно когда. На последние приёмы, которые я проводил в январе и феврале, приходит много людей, попавших в тяжелейшую жизненную ситуацию, оставшихся без средств к существованию, пенсионеры, которым не хватает денег даже на самое необходимое — на лекарства, на еду. А это люди, которые всю жизнь трудились на благо государства. Всё больше жалуются на мошенников, которые под разными предлогами вымогают у людей деньги, — то из больницы представятся, то из Пенсионного фонда. В полиции людям говорят: вы же деньги добровольно отдали, мы дело возбудить не можем.

С этими отказами я буду разбираться, но надо и средствам массовой информации чаще об этих жуликах рассказывать.

— Депутат Государственной думы Пётр Пимашков попрежнему занимается спортом, или теперь Вы больше болельщик, как на недавнем турнире Ярыгина?

— Вся моя жизнь связана со спортом. В 12 лет пришёл к Роману Ивановичу Цимбалисту на борьбу. И дай Бог, чтобы у каждого мальчишки оказался рядом такой тренер. В армии занимался боксом, волейболом. В администрации мы организовали волейбольные команды и два раза в неделю тренировались. Я могу и сейчас 10—20 километров пробежать на лыжах. Это даёт возможность держать себя в форме.

А что касается Ярыгинского турнира — это серьёзная традиция. И я рад, что в этом году было много участников, зрителей. Такие турниры помогают пропагандировать спорт. Сам Иван Ярыгин был удивительным человеком. Он умел объединять людей разных национальностей, разных взглядов. И все относились к нему с огромным уважением. Так и турнир его имени объединяет людей.

Масштабным проектом должна стать для Красноярска Универсиада. Уже сейчас все коллективы, город в целом должны к ней готовиться. Жить этим событием, чтобы достойно провести большое мероприятие международного уровня, испытать чувство гордости за себя, за город.